Главная » СЕКС » Почему у порноактрис, фетиш-моделей и вебкамщиц все плохо с личной жизнью

Почему у порноактрис, фетиш-моделей и вебкамщиц все плохо с личной жизнью

Американский Men’s Health провел что-то вроде круглого стола с девушками, которых в широком смысле называют секс-работницами. Среди них были представительницы разных специальностей, но все они сошлись в одном — с личной жизнью у них проблемы.

Promotion

  • Хочешь получить HONOR 20 PRO? Не упусти свой шанс!

  • Камерное искусство: в чем секрет нового номера Men's Health?

  • Как получить V-образную фигуру: 6 упражнений на дельты от X-fit

  • В сентябре 2019 года Dior представляет новый аромат Sauvage Parfum

  • Команда на старт: Reebok выбрал новое место для забега

Кажется, Платон сказал: «Отношения — это настоящий геморрой». Но для тех, кто работает в секс-индустрии, все еще более мучительно. Помимо обычных ужимок, жонглирования и танцев с бубном, которые предшествуют статусу пары, для них есть еще важный этап, когда нужно признаться в том, чем ты занимаешься. Men’s Health поговорил с пятью профессиональными секс-работницами из разных сфер этого ремесла, чтобы узнать, как они справляются с романтическими отношениями в своей жизни. 

Наши спикеры (и их возраст):

  • Далия Фон Найт (24)
  • Джесса Джордан (27)
  • Годдесс Авива (32)
  • Лана Люксор (25)
  • Домина Катарина (34)

Как давно вы являетесь секс-работницей и чем именно занимаетесь?

Далия: Пять лет. Начинала как вебкам-модель, а затем стала сниматься в хардкорных фильмах для взрослых.

Джесса: Восемь лет, начала с модели по обнаженке, затем стриптиз, вебкам-модель, эскортница, в последнее время только снимаюсь во взрослых фильмах.

Авива: Я пять лет работаю доминатрикс.

Читайте также
«Фетиш продает эмоции и роли»: монолог фетиш-модели и доминатрикс

Катарина: Больше года я работаю доминатрикс и месяцев пять занимаюсь фетиш-борьбой.

Лана: Пять лет я занимаюсь фетишами, в основном видео со ступнями, борьбой и бондажом.

Ваш семейный статус?

Далия: Я одинока.

Джесса: Я в открытых отношениях с коллегой по взрослому кино.

Авива: Сейчас одна, но готова к приключениям.

Катарина: Мне кажется, я могу быть только одна. А если просто секс, то есть иногда вижусь с кем-то, это считается?

Лана: Я в открытых отношениях.

Как изменилась ваша романтическая жизнь после того, как вы стали секс-работницами?

Далия: Когда я была вебкам-моделью, все, конечно, было значительно проще. Никто особо не парился, да и мне казалось, что я нашла того самого. Мы были вместе три года, собирались пожениться. Мой партнер говорил, что поддерживает меня, и вообще был счастлив, что я так открыто веду себя в плане сексуальности. Когда я сказала, что хочу начать сниматься в порно, жизнь наша пошла наперекосяк. Все перевернулось с ног на голову — начались какие-то драки, ревность. Человек просто не мог понять, почему я хочу этим заниматься и почему я не считаю такую работу изменой ему. Ну а я осознала, что рядом со мной не тот человек, с которым я хочу быть до конца жизни. С тех пор я не была в долгосрочных отношениях. Но в моей жизни было полно предпосылок к новым партнерам, которые, как правило, заканчивались дурацкими играми и гостингом.

Джесса: Я долго скрывала, какого именно рода секс-работой я занимаюсь, потому что все мои прошлые партнеры чувствовали себя уязвимыми и в основном неготовыми, чтобы понять, что моя работа связана с удовлетворением фантазий и предоставлением нового опыта людям. Я перестала скрываться после того, как открылась своей семье. Они приняли это и поддержали меня. С тех пор я честна со всеми другими людьми. Я смогла полюбить себя и перестала стыдиться своей работы.

Авива: У меня были приятные отношения (и открытые, и моногамные), а также целые периоды одиночества в процессе работы доминатрикс. Я всегда открыто говорю о том, чем занимаюсь, так что людям рядом со мной следует быть незашоренными и не собственниками. Работа профессиональной доминатрикс дала мне уверенность, нужную в отношениях, а также подняла мои требования к людям в том, что касается их подхода ко мне. Я люблю свою работу и образ жизни, так что мне не нужен кто-то, просто чтобы заполнить пустоту. Для меня хорошие отношения в первую очередь связаны с общением с интересными и вдохновляющими людьми, которые могут позитивно повлиять на мою жизнь. Я есть в приложениях для знакомств, так что люди, которые идут со мной на свидания, обычно знают, чем я занимаюсь, перед встречей.

Читайте также
Первый раз: как я работала «госпожой» в БДСМ-клубе для мужчин

Катарина: Мне никогда не нравилось быть в отношениях, потому что я быстро от них устаю и мне становится скучно. Но когда я все же встречалась с кем-то, особых проблем с тем, чем я занимаюсь, не было — однако стоит признать, что встречалась я с кем попало. Многие люди, с кем я сталкивалась, были милыми, но в мужчинах очень много дерьма, которое я повсеместно наблюдаю на работе, так что я не горю желанием переносить его еще и в свою жизнь. У меня нет сил на это.

Лана: Когда я начала сниматься в фетиш-контенте в 2016 году, я была в отношениях с человеком, у которого были слишком ванильные взгляды на секс, и он не был заинтересован в этой области. Когда я стала профессиональной фетиш-моделью в 2017-м, то приняла решение порвать с человеком, который настолько невосприимчив к чужим идеям. Сейчас у меня очень комфортные отношения с партнером, он восторгается моей работой фетиш-модели вплоть до того, что сам снимает некоторые клипы для меня и часто дает рекомендации по поводу нарядов для съемки или категорий фетиша, в которых мне стоит сняться.

Что самое сложное для вас в отношениях?

Далия: Самое сложное — найти кого-то, кто действительно хочет узнать тебя поближе. Действительно непросто определиться с тем, кто правда хочет быть со мной, а кому нужно тупо получить опыт из серии «я чпокнул порнозвезду». Очевидно, что все мои последние отношения — это второй вариант. Поверьте, я пыталась, чтобы было наоборот. Мне кажется, мужчины не рассматривают нас как брачный материал, если только они сами не работают в нашей индустрии. Еще одна сложная вещь — убедить партнера в том, что для меня это просто работа. Мы ведь любим то, чем занимаемся. Мы идем на работу, нам за это платят, мы приходим домой точно так же, как человек, работающий с 9 до 5. Я думаю, большинство из нас мечтают о чутком парне, к которому ты приходишь домой после ментально и физически опустошительного дня.

Последней проблемой, с которой я столкнулась, была стигматизация венерических болезней. Буквально все, с кем я встречалась, были уверены в том, что мы поголовно заражены ими. Но если бы это было так, мы бы не работали. Нам нельзя заниматься сексом с кем-либо непроверенным. Каждые две недели мы сдаем анализы, чтобы нас допустили к съемкам. Я обратила внимание, что большинство людей, которые считают, что мы чем-то болеем, сами ни разу не сдавали анализов.

Джесса: Многие, кто пытался со мной познакомиться, были практически уверены в том, что я нимфоманка. А я на самом деле просто готова к принятию чужих фантазий. Людям кажется это странным, особенно если вы обменялись всего двумя сообщениями. Следующее. Гигантскому количеству людей кажется, что любых секс-работников надо срочно спасать, ведь работать в этой сфере — это кошмар как аморально! Но я люблю свою жизнь, я люблю свою работу. И для меня как пощечина слова о том, что мне надо устроить свою жизнь таким образом, чтобы заработать достаточно денег для расставания с этой работой.

Читайте также
9 самых несексуальных вещей в работе порноактеров

Авива: Часто мужчины, когда узнают о моем занятии, сразу начинают проецировать свои фантазии на меня вместо нормального человеческого отношения. Из-за того что я открыта и никогда не сужу моих клиентов за их фетиши и желания, многие люди думают, что на меня можно опорожниться своими фантазиями сразу после знакомства, то есть они хотят, чтобы я поработала бесплатно. Конечно, я сталкивалась с ревностью и собственничеством, это не по мне. Еще одна штука: люди не рассматривают меня как партнершу для долгих и серьезных отношений.

Катарина: Когда я встречаюсь с перспективными парнями, то вижу, как они совершают какие-то вычисления в уме. Думают ли они о том, можно ли рассказать друзьям обо мне или познакомить меня с мамой? Не знаю, обычно они не рассматривают меня всерьез.

Лана: Изначально для меня было непросто сходиться с кем-то, кто был не слишком рад моей сфере работы. До того как я начала мои нынешние отношения, я недолго была с одним парнем. С самого начала я рассказала ему, что снимаюсь в фетиш-контенте и это включает такие штуки, как фейс-ситтинг, доминирование и фут-фетиш. Вскоре начались скандалы, так как ему не нравилось, что я сижу на лицах других парней в своих видео. Мы постоянно спорили о моей работе, месяцев шесть это продолжалась, в конце концов мы расстались. В моих нынешних отношениях была пара стычек на тему, вижу ли «я себя фетиш-моделью в долгосрочной перспективе» или «буду ли я это продолжать, когда стану матерью». Оба раза я отвечала — вот и посмотрим.

Как вы справились с этим давлением?

Далия: Ну вообще, я не справилась. По крайней мере, с тем, чтобы найти себе партнера мечты или кого-то, кто понимает мою работу. Я постоянно пытаюсь объяснить ее, но мне кажется, для ее понимания нужен особенный человек. Что касается стереотипов о венерических болезнях — я пытаюсь по возможности заниматься образованием людей в этом направлении. Мне нравится представлять себя как своего рода адвоката сексуального здоровья, так что я рассказываю как можно больше заинтересованным людям. Сейчас я фокусируюсь на себе — стараюсь быть лучшей версией себя в надежде, что правильный человек отыщет ко мне путь.

Читайте также
Секс — образование — капитализм: просвещать и зарабатывать

Джесса: Я отвергаю людей, которые считают, что моя работа заслуживает сожаления, что я деградирую или мой выбор карьеры слишком эгоистичен. Я не терплю слат-шейминга. Я не хочу быть с теми, кто любит себя недостаточно, чтобы поделиться этой любовью со мной. Время — это самая ценная валюта во Вселенной, поэтому я не хочу тратить свое на переживания за тех, кто ощущает себя ничтожным. Еще я наверняка больше никогда не буду такой сексуальной, как сейчас, так что мне хочется воспользоваться этим и повеселиться вдоволь. До свидания, если ты не готов к этому и в тебе нет приключенческого духа для этой поездочки.

Авива: Я научилась отслеживать и фильтровать кандидатов, так что я с самого начала стараюсь общаться открыто и честно. Также я не принимаю на свой счет ситуации, когда у человека есть проблемы с моей работой. Я просто иду дальше и фокусируюсь на людях, которые не возражают против моего занятия. Если кто-то начинает выбрасывать красные флаги и относится ко мне неуважительно, я просто вырезаю их из своей жизни. Я обнаружила, что построение отношений с самой собой наилучшим образом влияет на привлечение партнеров, которым нравится быть со мной — такой, какая я есть.

Катарина: Я преодолела все проблемы, отказавшись встречаться с кем-либо. Но мне не кажется, что я этакая секс-работница с перебитым крылом, рана в котором мешает быть любимой, и прочей стереотипной чушью. Мне никогда не нравилось ни отдаваться одному человеку, ни искать себе следующую цель. Я всегда предпочитала другие занятия: работать, тусоваться с друзьями, заводить новые хобби. Встречаться — это не хобби. Это в лучшем случае домашка. Ты многое вкладываешь, а выигрываешь непонятно что.

Лана: Прозвучит как клише, но это правда: ключ в коммуникации! Откровенность и честность с партнером — это самое главное в отношениях, и работает оно в обе стороны.

Оригинальная статья вышла в американском Men’s Health.

Источник

Оставить комментарий